КЛАСС ЛИСТОСТЕБЕЛЬНЫХ МХОВ (БРИОПСИДЫ)

СФАГНУМ - ЦАРЬ БОЛОТ, ХРАНИТЕЛЬ СОКРОВИЩ

Листостебельные мхи также приспособлены к вегетативному размножению. Кусочек стебелька с листьями, оторванный ветром от старого растения, попав на влажную почву, укрепляется ризоидами и прорастает.

Особенно важно вегетативное размножение, например, для сарконеурума ледяного, облюбовавшего для поселения Антарктиду. Покрытый большую часть года снегом, этот мох не успевает обзавестись спорами. Размножаться ему помогают... пингвины. Прохаживаясь по мху, они уносят на лапках и перьях частички мха. Путешествуя на пингвинах, мох расселяется на большие расстояния. Сарконеурум ледяной — не единственный пример мха, полностью отказавшегося от размножения спорами. Обычно мужские и женские растения у мхов растут рядом, в одной «подушке». Но вот одному из видов мха тортулы не повезло. Мужские растения этой тортулы живут только в Европе, а женские — в Северной Америке. Встретиться им невозможно, поэтому приходится размножаться вегетативно, а о спорах забыть.

Поразительный мох сфагнум! Все мхи — растения коллективные и растут рядом друг с дружкой, образуя дерновники — моховые островки. Но сфагнумы проявляют просто чудеса коллективизма. В тайге сфагнумы занимают площади в сотни и тысячи километров, плотно прижавшись друг к другу, тоненький стебелёк сфагнума один не устоит, а в сфагновой подушке каждый держится прямо, как солдат в строю. Эта гуща мха впитывает огромное количество дождевой воды, в 20-50 раз больше собственного веса. Впитывая воду и препятствуя её испарению, сфагнум превращает лес в болото. А на болоте редкое растение выживет — воды слишком много, а грунта нет. Лишь северные ягоды морошка и клюква да осока могут соседствовать с этим мхом. Так маленький мох вытесняет высокие деревья, безраздельно царствуя на громадных территориях.

Но так ли уж мал сфагнум? Учёные попытались измерить длину его стебля. Раскопали холмик сфагнума. Наверху — зелёные листики молодого мха, ниже листья темнеют, отмирают, но стебельки всё ещё видны. Измерили длину одного растения от верхушки до того места, где его стебелёк всё ещё прослеживался. Оказалось, что общая длина его более 160 см. Известно, что средний прирост сфагнума за год — меньше миллиметра. Выходит, возраст такого мха... около 2000 лет! Вот это древность! Так и растет сфагнум: сверху нарастает, снизу — отмирает.

Отмирает, но почти не гниёт из-за нехватки кислорода и отсутствия бактерий, которые разлагали бы растительные остатки. Под давлением постоянно нарастающей массы мха это месиво спрессовывается, образуя ценнейший материал — торф. Торф добывают, сушат и используют в качестве топлива, удобрений, лечебных грязей. Из торфа производят теплоизоляционные и бактерицидные материалы, метиловый спирт, нафталин, деготь и многое другое. В нашей стране сосредоточено 66% мирового запаса торфа.

В болотах не только растения не разлагаются: трупы животных и даже людей, увязших в трясине, сохраняются в целостности столетиями, не тронутые тленом и разложением. Время от времени в болотах обнаруживают удивительные археологические находки — то найдут древнего германца, погибшего не менее 3000 лет назад, а сохранившегося так, что криминалисты приняли его за современника. То извлекут средневекового рыцаря на коне и в доспехах — всё бережно сохранено в торфяном болоте.

МОХ, ГДЕ ЖИВЁШЬ?

Мхи обитают в основном в лесах, поселяясь на земле, на гниющих пнях и стволах деревьев невысоко над землёй. А почему в наших лесах мхи не забираются выше, не растут на ветвях? Потому, что зимой у нас холодно, а снег — тёплое одеяло — на ветвях не задерживается. Совсем другие проблемы у тропических мхов. Им нет места на земле. С деревьев круглый год опадают отмершие листья, толстым слоем покрывая почву. Сквозь эти «латы» не прорасти маленькому мху. Совсем другое дело — жить на деревьях: на стволах, ветвях и даже листьях. Почти все мхи в тропиках — эпифиты. Оборачивая ветви пушистым ковром, мхи свешиваются метровыми гирляндами. Восхитительное зрелище, заколдованный лес!

Лесные мхи боятся загрязнённого воздуха и держатся подальше от городов. Но так поступают далеко не все. Фунария влагомерная — типичный городской житель. Она покрывает зелёным бархатом трещинки на тротуаре, стенки мусорных свалок, горки сожжённого мусора, старые кирпичные кладки. Не смущает фунарию и постоянное присутствие человека: потопчет каблуком, зато и споры разнесёт.

Водный мох фонтиналис противопожарный, о котором мы говорили на предыдущих страницах, освоился в городской канализации да так «расцвёл» на нечистотах, что создаёт препятствия для нормального функционирования системы.

Другими любителями вонючих удобрений являются спляхны. Спляхны — одни из самых экстравагантных мхов. Крошечные зелёные кустики спляхна прорастают только на помёте или даже на трупах животных, поднимая высоко вверх на длинных ножках большие, напоминающие шляпки грибов, спороносные коробочки ярко-красного или жёлтого цвета. Запах навоза или гниющего мяса привлекает навозных мух. Прилетев на кучу навоза,мухи заодно обследуют и яркие, тоже источающие неприятные запахи, коробочки спляхнов. Улетая, они унесут с собой его споры и оставят их скорее всего на другой куче «удобрений» — ведь мухи-то навозные.

Поселяются мхи и на безжизненных скалах, на камнях среди горных речек и близ водопадов. Сказания о несметных сокровищах, охраняемых гномами во мраке горных пещер, породил мох схистостега перистая. Этот мох в полутьме светится таинственным зелёным светом, превращенным фантазией то ли в мерцание сокровищ, то ли в отблески фонариков гномов. Сам мох, конечно же, не светится, но особые клетки его протонемы (первонити) способны фокусировать тусклый свет, проникающий снаружи. Эти клетки преломляют солнечные лучи, свет проходит через хлоропласт, как через цветное стекло, и отражается уже зеленоватого оттенка.