СЕМЕЙСТВО ТУТОВЫХ

СЕКРЕТ ШЁЛКА

Великой китайской культуре человечество обязано многими изобретениями. Фарфор и порох, лак и бумага, компас и... шёлк. Если верить великому китайскому философу Конфуцию, шёлк был изобретён в Китае около 5000 лет назад. Секрет изготовления шёлка китайцы берегли пуще глаза, и более 4000 лет европейцам было недоступно его производство. Благодаря сохранению тайны Китай был единственным поставщиком этой драгоценной ткани. Караваны верблюдов, нагруженных шелками и прочими восточными диковинками, тянулись из Китая через пустыни на Запад по Великому шёлковому пути.

В Европе шёлк ценился на вес золота не только за красоту и прочность. В древности и кочевники, и жители крупных процветающих городов страдали от насекомых-паразитов — вшей и блох. Мыло тогда ещё не было изобретено, и грязь счищали скребками, распариваясь в банях; а кочевники вообще не мылись и не стирали одежды из-за дефицита воды. Бороться со вшами было очень сложно, и шёлковая одежда была настоящим спасением — насекомые избегали шёлка.

Как же производят шёлк? Римляне считали, что его делают из пуха редких птиц, живущих только в Китае, или что он растёт на деревьях, откуда его счёсывают трудолюбивые китайцы. На самом деле для производства шёлка нужны три вещи: тут, гусеницы-шелкопряды и мастерство человека. Гусеницы мохнатой тёмно-бурой бабочки шелкопряда — шелковичные черви — питаются исключительно листвой тута (шелковицы белой). Повзрослев, гусеница вьёт кокон, чтобы, проведя в нём положенный срок, превратиться в бабочку. Тончайшие шёлковые волокна, выделяемые особыми железами гусениц, и есть основа для производства шёлковой нити и ткани.

Без тута и шелкопряда шёлка не сделаешь. Поэтому всех, кто отъезжал из Китая, стража тщательно обыскивала и изымала семена тута и яички шелкопряда — грены. Одному среднеазиатскому купцу всё же удалось подкупить стражу и вывезти семена и грены. Вылупившиеся из яиц гусеницы в дороге погибли, а из семян купец вырастил шелковицу, ставшую впоследствии очень популярным культурным растением не только в Средней Азии, но и на Украине, на Кавказе и в странах Западной Европы. Белые, розовые, красные и чёрные плоды белой шелковицы можно есть сырыми или варить варенья, компоты, сиропы, сушить и перемалывать во фруктовую муку. Римляне соком чёрных плодов шелковицы подкрашивали красное вино.

Неприхотливая, живущая более 300 лет шелковица подходит для озеленения южных городов. Одна беда — опадающие ягоды «украшают» асфальт цветными кляксами. Поэтому для озеленения стараются высаживать только мужские деревья, на которых плодов не образуется.

ФИГОВОЕ ДЕРЕВО, ИНЖИР, ИЛИ СМОКОВНИЦА

Так называют одно из древнейших культурных растений. Фиговое дерево ещё 5000 лет назад начали выращивать в Аравии, откуда оно попало в Финикию, Сирию, Египет, а позже — в Грецию. Иногда это дерево называют ещё винной ягодой.

Согласно Библии, фиговый листок был первой «одеждой» человека. Лист у смоковницы крупный, опушённый с внутренней стороны. Но не своими листьями славится инжир, а сочными и сладкими плодами. С одного дерева можно собрать около 100 кг урожая. Цветёт инжир до трёх раз в год, а живёт в среднем 100-200 лет.

Мелкие цветы инжира собраны в соцветия, в каждом из которых есть и мужские, и женские цветы. Но на одних деревьях женские цветы не плодоносят, а развиваются только мужские — такое дерево считают мужским. На женских деревьях, наоборот, мужские цветы видоизменились в чешуйки, а женские цветы развиваются в плоды.

Опыление инжира долгое время оставалось загадкой для науки. Оказалось, что опыляет смоковницу только один вид насекомых: крохотные осы-бластофаги. Происходит это так. Ранней весной инжир впервые зацветает, и осы откладывают в его мужские цветы яйца. Из них появляются молодые осы, которые, покидая цветок, уносят на себе его пыльцу. Самки ос сразу начинают искать место для откладывания яиц и обследуют с этой целью распустившиеся к тому времени цветы на женских деревьях, перенося на их пестики пыльцу. Но женские цветы устроены так, что яйца в них не отложить. К осени снова зацветает инжир, в мужские цветы которого осы откладывают яйца. Там они и перезимуют, чтобы весной всё начать сначала.

В семейство тутовых, о двух представителях которого (шелковице и инжире) мы говорили на предыдущих страницах, входит род фикус, насчитывающий около 1000 видов, к нему относится и инжир. Большинство фикусов — жители влажных тропических лесов, вечнозелёные деревья с пышной кроной и мощными колоннами стволов. Но есть и листопадные деревья, и лианы, кустарники и травы. Некоторые фикусы, такие, как фикус каучуконосный, фикус Бенджамина, бенгальский фикус и другие, стали комнатными растениями.

Фикусовые сильно отличаются друг от друга, что создает трудности для их классификации. Характерные особенности фикусов — их соцветия, называемые сикониями. Сикония похожа на яркую полую ягоду, круглую или грушевидную, внутри которой расположены мелкие цветки. Эти цветки можно увидеть, лишь разломав сиконию. Причём у некоторых видов фикуса (например, у фикуса длинноножкового) на побегах, растущих у подножия ствола и врастающих в поверхностные слои почвы, образуются подземные соцветия. Кто и как опыляет эти подземные «клумбы», науке до сих пор неизвестно.

ДЕРЕВО-ПРЕДАТЕЛЬ

В тропических лесах Южной Америки растёт фикус-душитель. Семена этого растения прорастают на стволах деревьев, начиная свою жизнь как эпифиты. Скромный расточек быстро обзаводится воздушными корнями, которые дорастают до земли и укореняются. Дерево, на котором поселился фикус-душитель, обречено. Вскоре тоненькие ниточки корней разрастаются в толщину, деревенеют и, обвивая ствол дерева-хозяина, душат его. В тропическом лесу очень трудно найти свободный участок для роста, и потому этот способ отвоёвывания места под солнцем весьма эффективен. Такое поведение фикуса дало повод местным жителям считать его символом предательства.

ЧУДЕСНЫЕ КОРНИ

Хозяева комнатных фикусов с гордостью показывают гостям доросшие чуть ли не до потолка растения. Знали бы они, какими гигантскими становятся эти фикусы у себя на родине, в тропическом лесу. А вырастают они там до 75 м. Такая махина могла бы легко упасть, чуть посильнее подуй ветер. Но природа хитра на выдумки. Так, фикус каучуконосный и фикус крупнолистный она снабдила огромными досковидными корнями, со всех сторон подпирающими ствол и змеящимися по земле ещё на несколько метров от ствола. С такими контрфорсами и ураган не страшен.

А вот фикус бенгальский предпочитает расти не вверх, а вширь, образуя целую колоннаду стволов, поддерживающих невероятно разросшуюся крону. Такая форма дерева называется баньян. А образуется баньян так: воздушные корни, свисающие с горизонтальных ветвей, укореняются и превращаются в дополнительные стволы, причём эти стволы иногда довольно далеко отстоят от основного.

ХЛЕБ И ЯД

Крестьянские дети в былые времена говорили о белоручках-барчуках: «Они думают, что булки на деревьях растут». Да, у нас хлеб — плод большого труда. А вот в тропических странах почти готовый хлеб действительно растет на деревьях. Хлебное дерево и джек-фрут — два растения из семейства тутовых, рода артокарпус образуют прямо на стволах огромные круглые плоды до 20 кг весом. Внутри плодов — клейкая масса, содержащая жиры, белки, углеводы и массу витаминов. «Хлебные» плоды в тропических странах используют в пищу, и эти деревья специально выращивают на плантациях. Собирают урожай так: вокруг ствола роют яму, обкладывают её банановыми листьями и палками сбивают туда плоды. Упавшие плоды протыкают палкой, чтобы они начинали бродить. Потом с плодов снимают кожуру, сваливают их обратно в яму, накрывают листьями и придавливают камнями. Там эта тестоподобная масса бродит. Через некоторое время добавляют воду и кокосовое молоко по вкусу и месят тесто. Каждую порцию, завернутую всё в те же банановые листья, выпекают в печи. Хлеб готов.

Среди тутовых есть знаменитый источник яда, воспетый еще А. С. Пушкиным, — анчар. «...И птица не летит, и тигр нейдёт» к страшному дереву. Но так ли опасен анчар? Мы восстановим справедливость. Итак, анчарами называют 6 видов деревьев, 5 из которых совершенно безобидны. Ядовит лишь анчар, растущий на острове Ява. Высокий 30-метровый анчар, подпираемый со всех сторон дисковидными корнями, растёт вовсе не в пустыне, а в тропическом лесу, и, как понимаете, вовсе не одиноко. Яд сквозь его кору не капает, поэтому на нем, как и на других деревьях, сидят птицы, а вокруг ходят звери. Однако при надрезе из коры течёт вязкая ядовитая жидкость — латекс, — испарения которой вызывают довольно сильное кожное раздражение. Туземцы собирали латекс анчара и готовили из него яд для своих стрел. Яд анчара, попав в организм человека или животного, приводит к медленной, но верной смерти.